Суббота, 21 октября 2017

После нескольких лет условного затишья межнациональные отношения в Карачаево-Черкесии вновь на грани взрыва. Причина – в политике руководства этой республики

КЧР прогремела на всю страну в 1999-м – тогда более полугода шло почти открытое противостояние между сторонниками карачаевца Владимира Семенова и черкеса Станислава Дерева, не признавших итоги выбора главы республики (победил Семенов). С тех пор кадровая политика в окрестностях Домбая приобрела резко национальный – и пугающе определенный — колорит.

Проблема межнациональных отношений в КЧР проста. Население республики делится на три больших группы: карачаевцы – порядка 40%, русские чуть менее 30%, черкесы и абазины (12% и 8% соответственно). Последние несколько десятилетий русские играли роль своеобразной подушки безопасности. Лидером черкесов, их политическим «паровозом» и, соответственно, лоббистом черкесского бизнеса был до своей внезапной смерти в 2006 году Станислав Дерев. Именно под его эгидой в 2005 году в Черкесске прошел учредительный съезд «Конгресса общин Северного Кавказа». Одной из целей была консолидация черкесских и русских организаций региона для защиты своих интересов. Шла речь и о справедливом нацпредставительстве в органах власти КЧР. Однако после 2006 года в республике во власть шли только карачаевцы. Кланово-национальный подход и Мустафы Батдыева, и Рашида Темрезова привел к уродливым и опасным для мира в республике последствиям.

Последний пример «справедливости по-карачаевски». 6 мая 2015 года руководитель Главного бюро медико-социальной экспертизы по Карачаево-Черкесии Умар Хабчаев увольняет 27 специалистов, в большинстве — русских по национальности. Уволенными оказались лучшие и даже единственные в республике специалисты в области медико-социальной экспертизы, проработавшие в бюро от 10 до 30 лет. Говорят за себя и другие цифры: 93%(!) сотрудников бюро – карачаевцы. По словам бывшего руководителя бюро психиатрического профиля ГБ МСЭ по КЧР Александра Гринина, карачаевцами являются и 11 из 12 руководителей подразделений. Работу психиатра теперь курирует… фтизиатр. А среди оставшихся сотрудников многие не проработали и пяти лет.

Формально Хабчаев ничего не нарушил – сокращения произошли в результате проведения оптимизации, спущенной «сверху». На вопросы о кадрах он отвечает просто: «Руководитель решает, кто работает лучше. А кто – хуже». При этом почему-то «лучше» всегда относится к карачаевцам. Сверхчеловеки они какие-то, что ли… Кстати, сам Хабчаев находится на своем посту, в общем-то, незаконно. Согласно уставу организации, эту должность имеет право занимать человек, проработавший в медэкспертизе не менее 5 лет. А Хабчаев до этого ни дня не работал в медэкспертизе.

Уволенные молчать не собирались и обратились в прокуратуру и Госинспекцию труда. Прокуратура вынесла постановление, но Хабчаева это не напугало. Более того он обвинил ведомство в…незнании статей законодательства. Если он так ведет себя, значит, за ним стоят влиятельные люди, говорят пострадавшие. Но кто?

Своеобразную индульгенцию можно увидеть на стене рабочего кабинета Хабчаева. То фото с главой КЧР и его отцом, главврачом медсанчасти Черкесска Бориспием Темрезовым.

Клановость и поддержка по нацпринадлежноси буквально захлестнули республику. По словам лидера общественного движения «Русь» Николая Хохлачева, «факт налицо – в большинстве ведомств нет заместителей руководителей, начальников отделов русской национальности. Есть у нас мононациональные органы власти, где нет представителей русской национальности не только в руководстве, но и сведено их число до минимума в низовых структурах». В руководящем составе министерств образования и науки, здравоохранения, сельского хозяйства нет представителей русской национальности, в иных органах исполнительной власти из 20 начальников только четверо являются русскими, отмечает он.

И такие примеры встречаются везде. «Посмотрите, что творится в республиканской больнице, — говорит Хохлачев. — Там почти весь персонал — карачаевцы и разговаривают между собой на родном языке. Я там лежал, сделал замечание одной из медсестер, а она мне ответила: «Ну, надо было учить наш язык». Та же ситуация и в бизнесе. Карачаевцы помогают карачаевцам, причем используя для этого административный ресурс, а частным предприятиям, которые возглавляю русские, даже в кредитах отказывают. Не говоря уже о каких-то льготах. Черкесскому бизнесу немного проще – работают родственные связи и взаимопомощь. Хотя тоже не всегда.

Недавно Черкесск потрясло так называемое «дело Нартокова». Предпринимателю Юрию Нартокову, черкесу по национальности, запретили строительство 9-этажного многоквартирного дома на стадии строительства 2 этажа. Нет-нет, нарушений не было – все разрешения, согласования, лицензии, допуски… даже спонсорская помощь городу была оказана. По просьбе мэрии.

Но сегодня мэр Черкесска г-н Тамбиев перекрыл строителям кислород. Говорят, об этом его попросил глава республики. К которому, судя по всему, обратился с просьбой… знакомый уже нам Хабчаев. Его дом находится рядом со стройкой. Супруге главного медсоцэксперта республики это не понравилось. Она грозилась устроить акцию протеста. Вопрос решили по-другому…

Не надо быть Соломоном или Вангой, чтобы понять простую истину: пока власти КЧР ведут (и им позволяют в Москве) мононациональную политику, ситуация будет только ухудшаться. Край наступит, когда русские покинут КЧР. Неужели кто-то хочет довести ситуацию именно до такого итога?

Опубликовано: 07.07.2015
Комментарии к новости

Ваш комментарий к новости

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.

Последние новости в рубрике
Популярные новости в рубрике
Рубрики
Страницы
Архив